Два провала одной звезды. Судьба Ирины Муравьевой

Востребованная до сих пор поистине великая актриса имеет счастливую семейную историю с одним любимым мужем и двумя замечательными сыновьями. А вот в профессиональной жизни ей приключений хватает.
Два провала одной звезды. Судьба Ирины Муравьевой

Отец Ирины Муравьевой был военным инженером. Во время Великой Отечественной он участвовал в освобождении Европы, откуда и привез жену — белоруску, угнанную немцами на работы в Германию. Поженившись, молодые поселились в Москве, а через полтора года, в 1949-м, у них родилась Ирина.

Папа-военный перенес страсть к дисциплине и в семью.

Детям не разрешалось гулять допоздна, редко, и только в качестве поощрений позволялось ходить в кино.

Зорко следил Ирин папа и за тем, чтобы дочка поменьше гуляла с мальчиками. Но, увлеченная творчеством и общественной работой в школе, Ирина и не думала о романтических свиданиях.

Девочке очень нравилось играть «в школу». Она поразительно быстро находила общий язык с детьми и даже задумывалась о карьере учительницы. Но параллельно с этим Ирина увлеклась игрой в школьной театральной студии. Когда мир драматического искусства стал открываться перед ней, сомнений не осталось: поступать надо на артистку!

 

Добилась своего

 

 

Кто бы мог подумать, что в начале 80-х в «Карнавале» Ирина Муравьева будет еще раз прокручивать собственную историю! Но тогда, окончив школу, будущая звезда подала документы сразу во все московские театральные вузы. И сразу во все… провалилась!

В строгой приемной комиссии «Щуки» вообще заявили, что ей лучше не пробовать больше себя на этом поприще, а заняться другой профессией.

Но истинная дочь военного, упрямая Ирина, отложила свою победу на год, а пока — занималась самой разной работой.

Через год история повторилась. Чтобы не забрасывать мечту, ей пришлось пойти путем наименьшего сопротивления. Ирина отправилась в драматическую студию при Центральном детском театре. И только после ее окончания, набравшись опыта, Муравьева поступила в ГИТИС — на заочку, оставшись работать в Центральном детском театре, где играла зверей и мальчиков.

Но если театральная судьба у нее никак не складывалась, то в кино ее приглашать все же стали.

Кинодива

 

 

В 1974 году выходит картина, в которой Муравьева сыграла одну из своих первых больших ролей — «Чисто английское убийство». После премьеры актрису заприметили кинорежиссеры, и стали время от времени звать в свои фильмы.

Когда Владимир Меньшов случайно встретил энергичную и фигуристую Муравьеву на какой-то постановке, он сразу же увидел в ней ту самую Людмилу из легендарного «Москва слезам не верит».

До этого режиссер мечтал отдать роль Анастасии Вертинской или Жанне Болотовой, но обе прочли сценарий и решили, что он не состоятелен. А Муравьева согласилась.

В одном из интервью Вера Алентова расскажет: Муравьева тогда уже была звездой во‑первых театра Моссовета, а во-вторых имела опыт работы в кино. Коллеги по съемкам ожидали увидеть зазнавшуюся диву, а вместо этого пришла тонкая и скромная девушка. Команда быстро сплотилась, и показала на съемочной площадке такую работу, что фильм, в который никто не верил, в результате взял «Оскар».

 

 

Не трудно догадаться, что после этого Муравьева проснулась знаменитой. Сама она до сих недолюбливает Людмилу, называя ее неотесанной вульгарной грубиянкой, и очень огорчается, когда ее ассоциируют с этим персонажем.

Следующую звездную роль — в «Карнавале» девушке предложили, когда ей был уже 32 года. «Как же я буду играть школьницу?» — подумала Ирина. И сыграла блестяще.

Для работы над фильмом ей пришлось освоить ролики. Чтобы приводить актрису в чувства после интенсивных и болезненных тренировок, для нее даже наняли персонального массажиста.

После премьеры Муравьева пала духом: ей хотелось масштаба и глубины, а ее все приглашали на роли провинциалок. Поэтому, когда режиссер «Самой обаятельной и привлекательной» Геральд Бежанов с воодушевлением принес Ирине сценарий, писавшийся под нее, она отказалась.

Вся съемочная группа взяла актрису в оборот. Ее буквально гипнотизировали, ходили за ней по пятам, караулили у подъезда, встречали провожали из театра, уговаривали, уговаривали… Такого натиска Муравьева не выдержала. Страна снова получила замечательный фильм.

Главный режиссер

 

 

Но главный режиссер ее жизни работал с Муравьевой в детском театре — это Леонид Эйдлин. Ему не нужно было, чтобы Ира прославилась, чтобы она стала звездой, покорила подмостки. Он просто влюбился в очаровательную голубоглазую девчонку и захотел связать с ней жизнь. Почти сразу после окончания ею студии, он просил руки Муравьевой, она согласилась.

 

 

Около сорока лет они проживут душа в душу. Тонкая и воспитанная Муравьева станет настоящей хранительницей очага. Дом у нее — всегда ухожен, двое сыновей накормлены и обстираны. Ей не захотелось идти тем же путем, что и другие театральные семьи. Ирина Вадимовна все же старалась разделять профессиональную и семейную жизнь, поэтому мальчишки редко бывали в закулисном мире театра. Разве что приходили взглянуть на маму в качестве зрителей.

Эйдлин не стал режиссером для этой актрисы. Он много работал с детьми, а также занимался постановками таких фильмов, как «Ленин в Париже», «Сибириада», «Эта женщина в окне». Пожалуй, единственная работа, в которую пара была вовлечена вместе, это короткий сериал «С новым счастьем!». К слову, в эпизодических ролях сериала сыграли оба их сына.

Все еще зовут

 

 

В нежных и счастливых отношениях супруги прожили около сорока лет. В 2014 году у Эйдлина случился инсульт. Спустя непродолжительное время он умер.

Ирина Вадимовна тяжело переживала смерть мужа. Выйти из депрессии помогла поддержка сыновей. Спустя два месяца после смерти любимого Ирина Вадимовна нашла в себе силы даже выйти на ковровую дорожку одного из кинофестивалей и дала краткое интервью, в котором призналась: зовут.

Ее по-прежнему зовут в кино, но глубоких ролей, интересных персонажей, которых захотелось бы вывести на экран, Ирина Вадимовна пока не видит. Разве что снялась в несколько комичной роли мамы главной героини в сериале «Не родись красивой» — потому, что хранительница очага и настоящая мама подошла ей по духу.

Теперь же Муравьева намного больше времени отдает Малому театру, где задействована сразу в нескольких постановках, ведь благодаря своему истинному таланту, она может выступить в абсолютно любой роли.

 

 
 
 
Ирина Муравьева со Станиславом Садальским
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Источник ➝

"В моём доме лежит, значит моё", - сказала свекровь, отдав мои туфли Марине

-Давай, а? Иначе же мы не справимся, - уговаривал меня Илья около года тому назад, когда мы оформили отношения, - зачем снимать? Хотя бы это время?

Снимать квартиру, создав свою семью - для меня это было логичным. Все же живут, как-то копят на свое жилье, и мы бы смогли. Но муж считал иначе: у мамы трешка, сестра его живет отдельно, вместе с мужем, мама одна, зачем тратить деньги?

-Правильно, - поддерживала Ирина Александровна, - лишние траты. У меня вы будете на коммуналку только и на питание тратиться, посчитай, сколько денег сэкономите.

Я вам шкафы освободила, места навалом, все есть.

Фото из публичного доступа сети Интернет

 

И мы стали жить с мамой Ильи. Разногласий между нами не возникало. Из-за готовки, уборки и занятой ванной комнаты мы не спорили. Убирались по очереди, готовила свекровь, она это любит, за покупками ездили мы с Ильей. На коммуналку тоже отдавали без спора наши 2/3.

-Конечно, - делилась я с подругами, - хочется уже одним. Мы не ссоримся, но иной раз напрягает, что даже с мужем о чем-то говорить приходится с оглядкой, зато денежки в кубышку складываю и сердце радуется от растущей суммы.

-Как вы тут? - золовка Марина была нечастой гостьей, - Не обижаете маму? Обжились? О, вы в моей прежней комнате расположились? Я еще не скоро стану теткой?

Теткой делать Марину мы не собирались до приобретения своего жилья. То, что комнату ее прежнюю заняли? Ирина Александровна сама так предложила: она больше той, где до нашей свадьбы обитал Илья. Марина мне не нравилась: громкая, бесцеремонная, хорошо хоть, что редко ездит. В основном свекровь к дочери уезжала сама, сидеть с внучкой.

-Мам, - просила Марина по телефону, - мы в гости собрались за город, с ночевкой, не приедешь с внучкой пару дней посидеть?

И Ирина Александровна ехала на выходные сидеть с дочерью Марины. Девочке было два года, когда мы поженились, золовка еще в декрете сидела, но оставляла дочь то на маму мужа, то на свою, частенько: гости, свадьбы подруг, просто развеяться.

-Свекрови делать на пенсии все равно нечего, - пожимала она плечами, - да и маме в радость, а вам лучше - пара дней без свекрухи.

Марина подмигивала мне при этих словах. Жила золовка в наследственной квартире мужа, с учетом декрета, доходы были не очень, но денег у пока работавшей мамы, она не просила, хотя частенько ныла, что их ей не хватает. А еще была большой любительницей сунуть свой нос, куда не просят.

-Ой, - заглядывала она в шкаф, - новые кроссовочки купила? Миленькие. Я у тебя на столике туалетную воду увидела и не удержалась, побрызгалась.

Мне неприятно было: бесцеремонная какая. Пока я на работе или мы с мужем в кино ходим, она, оставив дочь со своей свекровью, приедет, везде прошарит.

-"Ачотакова"? - говорила Марина, - Мы же одна семья. Вот будете жить отдельно, у себя, я к вам ходить не буду.

Свекровь? Свекровь дочушке в рот смотрела, тоже проблемы никакой не видела. А мне и не очень удобно было мужа впутывать в дела о туалетной воде, да и права не покачаешь: живем не у себя.

-Дождик начался, - протянула Марина, бывшая у нас в гостях прошлой осенью еще, - а я без зонтика. Мам, я возьму твой?

-Да, конечно, - отозвалась Ирина Александровна, - у меня есть еще один, неудобный, правда, в сумку не влезает, но ты же привезешь?

Я слышала этот диалог краем уха: в своей комнате была, а вечером мы с мужем решили в кино сходить.

-Где мой зонт? Вроде бы сюда вешала, - обшаривала я шкаф в прихожке.

-Ой, - всплеснула руками свекровь, - значит Марина не мой зонт, а твой взяла. Ты же вроде бы никуда не собиралась. А мой ей по цвету к пальто не подошел. Она же вернет, возьми пока мой.

Я поморщилась: зонт свекрови с ярко-зелеными цветами, аляповатость несусветная. И потом, меня никто не спросил, можно ли взять мое.

-Не дуйся, - сказал Илья, - до метро дойдем под моим черным. Маринке позвоню, твой вернет.

Знаете, сколько времени Марина возвращала мою вещь? С октября до февраля. То забыла, то в другой сумке оставила, то еще что-то.

-На, - вручила мне зонт золовка, - ты, прям, пережить не могла, что его нет! Все уши мне этим зонтом прожужжала.

Конечно прожужжала, я осталась без зонта в самый дождливый сезон. Нет бы извиниться.

-А за что? - сделала Марина круглые глаза, - ну взяла. Я взяла то, что в доме мамы моей было. На вешалке висит зонт, буду я разбираться, чей он, взяла и взяла, я думала, что это мамин. А дом моей мамы - мой дом, в конце концов, правда, мам?

-Правда, - кивала головой Ирина Александровна, - здесь тебе всегда рады.

-Давай уйдем на квартиру, - впервые попросила я Илью в тот же вечер, - я не могу так и не хочу.

-Котенок, - обнял меня муж, - Марина всегда была такая, ну она же редко бывает? Мама же нас не гонит, не обижает, нам немного копить осталось, еще полгодика-год и мы съедем. Маринка через неделю выходит из декрета, будет появляться у нас еще реже.

-Ну все, жду вас с Ильей в субботу, - моя подруга пригласила на свадьбу, - свидетельницей пришлось позвать Нину, ты же взяла и раньше лучшей подруги замуж выскочила, а замужним в свидетельницы дорога закрыта.

В чем идти на свадьбу лучшей подруги - это тема. Мы с Ильей договорились, что распечатаем кубышку и выделим мне на платье.

-Туфли есть, - говорю, - я платье присмотрела красно-черное, под него подойдут мои красные лодочки.

-Сто лет тебя на шпильке не видел, - пошутил Илья, - с самой нашей свадьбы.

Это правда, я на работу предпочитаю бегать в кроссовках, а шпильки и каблуки - для торжественных выходов. Со свадьбы у меня оставались белые туфли, а красные - еще со времен выпуска из института 4 года назад.

И именно красных я не нашла утром в субботу, когда наряжалась на торжество к подруге.

-Ты не перекладывал? - спрашиваю мужа, - Может в прихожку коробку унес?

Муж так на меня посмотрел, что я поняла: мой вопрос глупый, зачем бы мужу перекладывать с антресолей шкафа коробку с туфлями. Вряд ли он и знал, что туфли там лежали.

-Ты же их не носила, - вошла к нам Ирина Александровна, - я их на тебе ни разу не видела. Я Марине отдала, у нее костюм есть красный, она же на работу вышла, поизносилась за декрет, а на что ей новое покупать?

Я дар речи потеряла от услышанного. Стою и глазами хлопаю.

-Ну пусть оденет белые туфли, проблема-то, - ответила Марина, которой позвонил мой муж.

-Проблема, - я выхватила трубку телефона, - а у тебя проблем не было, когда ты забирала чужое? Без спроса?

-То, что лежит в доме моей мамы, - ответила золовка, - чужим быть не может. Не можешь идти в белых, пусть Илья приедет сам за твоими башмаками, мне некогда их развозить.

-Я сгоняю, - сказал муж, - туда-обратно, успеем на свадьбу, не переживай.

Туда-обратно - это час или больше. Муж уехал, а свекровь решила мне выговорить:

-Устроила цыганочку с выходом на пустом месте, зачем было так с Мариной разговаривать? Она же не украла, а взяла.

-Она взяла с Вашего разрешения? - спросила я, а Ирина Александровна кивнула, - Значит, Вы отдали мое, меня не спросив?

-Ты их не носила, - разозлилась свекровь, - что трагедию устраивать? Привезет тебе муж твои драгоценные туфли. Спрашивать? Правильно Марина говорит, чего я должна спрашивать? Дом мой, комната моя, шкаф и тот мой, в конце концов. Не хотела я тебе говорить, но ты же вынуждаешь, выставила меня и мою дочь чуть ли не воровками.

Я промолчала, дождалась мужа, потом мы на торжество уехали.

-Давай у моих переночуем, они же отсюда живут в 7-ми минутах ходьбы, - предложила я Илье поздно вечером, такси не брать, прогуляемся.

Муж согласился, а ультиматум я приберегла на утро.

-Я поеду к твоей маме только, чтобы собрать вещи, - объявила я, - квартиру снимем, да еще и ближе к работе. Я уже звонила по трем адресам, пока ты за туфлями моими ездил.

-Что ты начинаешь! - не понял Илья, - Хочешь, мы замок в комнату врежем?

-Не хочу замок, - ответила я, - не начинаю. Представь, что ты сейчас выходишь обуваться, а ботинок нет. И мама моя говорит, что отдала эти ботинки сыну своего брата. Что это ее дом и все, что в нем - тоже ее.

Муж вспылил. Но я осталась непреклонна: от моих я поеду только смотреть съемные квартиры, тем более, что папа согласился нас на машине отвезти.

-Дурь, - сказала свекровь, когда мы вечером приехали собирать вещи, - на пустом месте. Я вас не гнала и невестку не обижала. Сама придумала, сама обиделась. Будете еще года 2 копить на свое жилье.

Будем. Я согласна отложить мечту о своей квартире, где все, что лежит - будет мое и только мое. Ночевали мы с Ильей на новом месте. Папа обещал из дома посуду кое-какую привезти к вечеру. Все остальное - наживем.

Картина дня

))}
Loading...
наверх